пятница, 4 марта 2016 г.

Вечер


   ...После целого дня в дороге сели почаёвничать, поэтому закат я прозевал - вышел на двор, когда багровые сполохи уже перекатывались по нижней кромке перистых облаков. Но Катунь здесь совсем рядом, поэтому прихватив пару объективов, но без штатива, пошёл сделать пару дежурных кадров.

   За мной увязалась хозяйская кошка - мурчливая и настырная: упорно, помявкивая, тыкалась чёрным лбом в ноги. Я всё боялся на неё наступить, лазая по прибрежным скалам: несмотря на острый сланец, она меня опережала, вставала прямо на пути, ожидая очередной порции ласки.



   Свет быстро уходил, как это бывает только в горах, да ещё в тропиках. Но здесь пока совсем не тропики: вдоль Катуни тянул свежий влажный ветер, холодили камни. Последний раз звонко, перекрикивая шум реки, пропела речитативом оляпка и затихла. Теперь сквозь ровный шум реки были слышны только редкие всплески на перекатах: будто там ворочается лениво огромная рыбина. Да ещё кошка мурчала под боком.



   Я спустился к самой реке и пошёл по льду. Лёд, изъеденный горным солнцем, хрустел, проваливаясь порой по щиколотку, до твердой основы. Ледышки-кристаллы выскакивали из-под ног и со звоном стекла прыгали-ехали по тонкой, уже успевшей заледенеть, корке. Кошка -черное пятно у кромки льда - недоуменно мяукала, призывая меня одуматься...